amil_gataullin: (Default)

Я еще весной получил любезное предложение вести авторскую колонку в замечательной интернет-газете ( рекомендую ввсем, кто хочет быть в курсе казанских, да и республиканских новостей :  www.business-gazeta.ru ). Я более-менее периодически что-то туда пишу, меня более-менее терпят, но иногда некоторые материалы газете не подходят по каким-то соображениям.
Я, чрезвычайно уважающий собственный труд, решил в ЖЖ публиковать то, что не пошло в дело. Пусть оно тут полежит.
Итак:

2010

Села бы баба за стол,

Да стол за ворота ушёл.

Сварила бы баба щи,

Да кастрюлю поди поищи!

И чашки ушли, и стаканы,

Остались одни тараканы.

 

Корней Чуковский

 

19 октября

…нырнув вниз по Тельмана мимо дымящихся развалин особняков, чадящему «Порше Кайенн» удалось ценой потери искрящей по асфальту задней двери вытянуть своих пассажиров вверх по Япеева к Большой Красной. Преследователи, пьяно галдя и бестолково стреляя, отстали.

         -        На кой ты в Кремль поперся, Рашид? – размазывая по кровоточащей щеке пятно сажи, свернул глазами Пращин, – по «брылам» соскучился?

         -        Нет их там, Сергей Герасимович, там и бомжей-то нет, там уж с неделю как все разграбили, – прокричал поверх надсадного воя двигателя шофер.

         «Какие ещё бомжи? Они первые, почуяв приближающийся шухер, слиняли куда-то» - подумал Пращин. Он обернулся на забившуюся в угол автомобиля жену, вцепившуюся в тонкую руку их пятилетнего сына, разевающего рот в немом плаче. В проеме отвалившейся двери проносилась ночь. Сильно дуло. Пахло жжеными покрышками и губной помадой, кровавой кляксой выделявшейся на белоснежном испачканном женином свитере.

«Тоже, ведь, говорил дуре – езжай в Черногорию автобусом, нет поиграть в жену декабриста захотелось. А вернее, их величество не захотело трястись с прочими равными в перегруженном автобусе, привыкло оно, видишь ли, к комфорту личного самолета». Пращин еще раз взглянул на перепачканный свитерок супруги, хотел сказать ей что-то ободряющее, но машина подпрыгнула на «лежачем полицейском» и он пребольно прикусил язык. И тут же вслед за этим повис на ремне безопасности под визг тормозов. Двигатель заглох.

- Твою мать, Рашид…! Ты охренел?!

Рашид повернул к Пращину блин монгольского лица, беззвучно зашевелил губами…

- Рашид! Рашид! – Пращин тряс шофера, схвативши в кулак его щуплую грудь.

Сзади доносилось всхлипывающее мяуканье жены, отвыкшей за время спокойной жизни пристегиваться.

- Сер… Сергей Геннадьевич, я человека только что сбил…

Пращин в иные времена вышвырнул бы холопа на всем ходу из машины за перевирание его имени-отчества, но сейчас надо было переждать где-нибудь пару часов, пока темнота не сгустится окончательно. А верный шофер еще пригодится, ох, как пригодится…

- Какие на хрен люди, я тебя сам сейчас расшибу, - Пращин от души, но без замаха свез кулачищем шофера по лицу. Тот охнул, затем, помолчав, вытер тыльной стороной ладони вытекающую юшку, с пугающей улыбкой посмотрел на нее, завел машину и, дернув, въехал в ворота Спасской башни по хрустящему стеклу. Ком мокрых лохмотьев, бывший минуту назад человеком, с мычанием мерно перекатывался по асфальту из стороны в сторону в кровавом свете задних фонарей удаляющейся машины…

 

…Никто не помнит, кто образовал из сокращения Б/р – «безработный» - презрительное «брыл», но словечко прижилось. Кроме того, фонетически оно было близко к оруэлловскому «прол», чему понимающе улыбались некоторые из образованных граждан молодой Поволжской республики.

Все также забыли и о том, чья это была идея – направлять безработных на общественные работы, где они на почве объединившей их беды на удивление быстро организовались, выделили из своей среды лидеров и тут же их законспирировали. Не до них в тот момент было, поэтому и ломать их детскую конспирацию никто не стал. Все делили свалившуюся с неба власть во внезапно распавшейся на причудливые куски страны, всё пытались выказать себя наиболее полезными перед просвещенной Европой. А брылы себя проявили с опасной стороны в тот момент, когда они жестоко, но очень быстро решили проблему преступности в среде иммигрантов. Путем тотального уничтожения этой самой среды.

 

…Пращин понять никак не мог, чем же это он произвел благоприятное впечатление на усталого седого англичанина, прибывшего в Казань незамедлительно после Распада. В то время количество иностранцев просто зашкаливало, было впечатление, что пошедшая-таки  прахом Универсиада все-таки состоялась, так много спортивного вида коротко стриженых чужаков прибыло в город. Кого-кого только не увидели в те дни казанцы. Больше всего было турок, но прибыли также немцы, французы, крикливые поляки. Потом в Европе случился какой-то облом на почве поставок газа и все европейцы, за исключением островитян, слиняли.

Англичанин, благоухающий неописуемой смесью заграничных запахов, сидел на простом офисном стуле в почти пустом зале президентского дворца и вел неспешные разговоры с просителями на безупречном русском языке, имеющем слегка устаревшие обороты. Пращин за получасовую аудиенцию с казавшимся сонным иностранцем отдал человечку при дворце с полпуда золота (частью – банковские слитки, частью – сплющенные ювелирные украшения). Однако, он надеялся вернуть все сторицей и надежды его не обманули. То, что англичанин в разговоре проявил такую глубину познаний о его, Пращина, многогрешной автобиографии, впоследствии утвердило во мнении, что встреча была эта далеко не случайной, а гигантская взятка посреднику – совершенно ничего не решившей. Англичанин знал и о той досадной ходке Пращина  - о которой в искреннем рассказе о себе Пращин деликатно умолчал, - и поинтересовался здоровьем его сына, страдающего синдромом Дауна. В конце встречи душистый англичанин сделал знак широкоплечему турку и тот, стуча армейскими сапожищами в гулком зале, принес собеседникам по крошечной чашечке кофе совершенно неземного вкуса.

После этого о Пращине словно забыли. Он чего только не передумал. Готовился к аресту, мечтал о том, что его сделают Президентом Республики, а то и заберут в Европу куда-нибудь на тихое место председателем какого-нибудь комитета в Еврокомиссии. Прикидывал, как бы это с посредника деньги обратно выдавить. Однако, Пельмень - косящий на один глаз громила, выполнявший все последние годы некоторые его деликатные поручения, - после разведки сообщил, что посредничек этот куда-то исчез и болтали, будто бы последний раз его заметили в нехорошем виде в компании с «кофейным» английским турком.

То время не одного Пращина сделало готовым на все. Случилось так, что Большая Россия прекратила свое существование в один день. Не было никаких революций, мегатерактов, ввода войск НАТО. Патриотично настроенные военные не брали штурмом Кремль, никто с колокольни Ивана Великого не отстреливался до последнего патрона, не отключали Интернет, телевидение. Никаких других ужасов, напророченных гораздыми на выдумки писателями и публицистами тоже не случилось.  

Просто в один прекрасный день почти вся политическая верхушка и часть членов бизнес-элиты взяла и… пропала. То есть буквально. Некоторые пропали с семьями, кто-то в одиночку, без семьи. Нет, поначалу осиротевшие без отеческого призора государственные СМИ как-то по инерции делали вид, что ничего особенного не произошло, что Президент «работает с документами», Премьер – встречается в Сочи со строителями объектов Олимпиады. Пустили пару раз архивные съемки того и другого. Но с этими съемками случился скандал, в Живом Журнале раскопали откуда-то истоки этой липы. Скрывать правду стало просто невозможно. Неугомонный татарстанский блогер, получивший в свое время приличный, но условный срок за слух о смерти политического деятеля, на сей раз выдвинул предположение о том, что пропавшие – члены  тайной масонской секты, коллективно самоубившиеся в заброшенной шахте в Сибири в надежде на свою реинкарнацию в элите развитых стран. Но несмотря на приводимые им выкладки о координации передвижений по миру пропавших и фото со спутника той самой шахты, ему мало кто верил.

Болтали еще о каком-то спецрейсе из Внуково, и о том, что они, получив из надежного источника ложную весть о приближении ядерного апокалипсиса, спустились в атомные сталинские бункеры, да там их предатели из спецохраны и похоронили всех, навсегда задраив люки. 

 Однако, было удивительно, как исчезновение всего лишь полусотни людей – не считая членов их семей – окончательно и  бесповоротно обрушило всю с таким трудом отстроенную вертикаль власти. А страну утянуло вслед за нею.

В связи с пропажей стала задним числом ясна раскладка реальных сил в элите Большой России. Ни один из председателей всех трех судов не исчез, зато поисчезали многие из их замов, но ни один – с семьей. А вот небритое «третье лицо» в государстве исчезло вместе с дальними своими родственниками.

Из Татарстана вообще как будто бы на первый взгляд не исчез. Это вызывало смешанные чувства: то ли уважения - не пожелала местная элита бросить свой народ на произвол судьбы, - то ли досады на то, что они, возможно, ничего реально не решали.  

Свершившийся с исчезновениями Распад Большой России Пращин как и все, кто прорывался в элиту, встретил с удовлетворением. Слишком долгой была человеческая жизнь пребывающих во власти и слишком короткой – у тех, кто власти только хотел. Так казалось Пращину.

И вот он, наконец-то, получил шанс. И судьба, похоже, на этот раз пошла ему навстречу.

Все самое счастливое в его жизни началось в зимнее ясное утро со звонка вежливого англичанина.

Profile

amil_gataullin: (Default)
amil_gataullin

April 2017

S M T W T F S
      1
234 5678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 02:42 pm
Powered by Dreamwidth Studios